Щoдeнник фpoнтoвикa: дeнь зa днeм

 

 

 

 

10 марта 1943 г. 16-45.
Только что встал. После обеда оторвал часа три крепко-крепко. Эти два дня прошли без изменений. Учебная стрельба, которая производилась 16 марта, прошла плохо. С 10 выпущенных снарядов не было ни одного накрытия цели. Кроме того плохая организация и дисциплина.

Вчера закончил оспопрививание. Сегодня день без работы. Ночь прошла спокойно, в тепле. День сегодня тоже солнечный, теплый, вспоминаю о своей родине. Представляю себе весенние дни и ночи на Украине. На фронтах существенных изменений не произошло. На центральном заняли несколько населенных пунктов, а за Украину обратно все заглохло. Ничего не сообщали.

Надо быстрей возвращаться в Ладогу, а то все таки здесь скучновато на острове.

20/ІІІ-43.
Погода стоит хорошая, солнце и тепло, снег тает, лед на озере тоже, скоро, наверно, начнет тять. Все таки мне угрожает опасность остаться на острове. С одной стороны не плохо. Питание хорошее, спать – сколько влезет. Вчера и сегодня до обеда занимался с личным составом по санподготовке, а после обеда спал. За эти дни проишествий не случилось, кроме того, что вчера островная собака подорвалась на мине.

Сейчас займусь чтением газет и книги «Красное и черное», потом слушаю известия, хотя в них за последнее время нет ничего особенного, а потом опять отбой и спать. Так жизнь здесь протекает на этом миниатюрном острове.

24/ІІІ-43.
Погода такая же хорошая, как и прежде. Снег тает. Машины скоро перестанут ходить на остров. Вчера уже телефонную связь с Ладогой сняли. На острове личный состав занимается стройкой. На днях придется вкалывать – пешком 50 км до Ладоги топать.

31/ІІІ-43. 18-00.
Как я позавчера не нервничал и на погоду, и на другие факторы, но все же кончилось это хорошим. 19 марта в 11-00 неожиданно приехала мне смена и я 30 марта распрощался с товарищами, с которыми хорошо сжился и в 12-00 выбыл с острова в госпиталь. Доехал благополучно, не смотря на плохую дорогу еле лошадки привезли. Пришел в ВМГ в 9-00, доложил начальнику. Сегодня и завтра буду гулять, а потом обратно работать на старом месте, пока не будет новой командировки. Пока все.

17 апреля 1943 г. 21-00.
Сижу и слушаю радио, а то за этот промежуток времени отстал почти от жизни. Каждые сутки дежурю почти, и другой работы много, но за что ни возьмись – ни хера нету. Со своим непостредственным начальником ругаюсь ежедневно за всякие мелочи. Но для меня все это почему то кажется безразличным, ничего не страшно. За 15 дней похудел из-за расстройства нервной системы.

За это время в этом году уже началась навигация, пошли первые корабли с Морье в Кобоны и уже один тральщик подорвался на мине, с команды не осталось ни одного человека, все погибли. 7 человек достали из воды, в том числе моего земляка, фельдшера Михайличенка, которого сегодня здесь, в госпитале, хоронили, а остальных похоронили позавчера.

Вчера было учение по всему гарнизону. Как посмотришь на все это, так и плакать хочется… «Какая хорошая организация».

Вчера еще было собрание, на котором взял и сказал об этой «хорошей», а на самом деле никакой организации, обещали посадить. Но я решил больше нигде ни черта не делать, даже если посадят, все равно одна честь, даже наоборот, чем больше работаешь, тем больше всяких неприятностей.

2 мая 1943 г.
Вчера праздновали 1 Мая в условиях военной обстановки. Для меня этот праздник прошел абсолютно безрадостно. Погода была ужасная, целый день шел снег, потом дождь, грязь, все вместе действовало на нервы.

В госпитале ничего существенного в праздник не было, кроме 100 гр. водки да самодеятельности для больных. Расстроился, вспомнив, как я праздновал Первое мая в мирной обстановке, да и на фронтах без особых изменений, так что радоваться нечему. Заступил на дежурство, так пройдут еще одни сутки.

3 мая 1943 г.
Дежурство прошло спокойно. Сейчас походил по городу, проведал земляка, выписавшегося из госпиталя, а сейчас иду к себе в клуб. Прибыли артисты из Ленинграда, дают концерт для больных. Скоро зацветет сирень, запет соловей – жить станет веселей. Иду на концерт, а то наверное скоро начнется.

10 мая 1943 года. 7-00.
За истекшую неделю у меня существенного ничего не произошло. Позавчера был в особом отделе по своим делам. Вчера бродил по городу, в кино и т. д.

Вернувшись, встретил у своей кровати лейтенанта Великодного (Великородного) из острова Сухо. Он лечился у нас в госпитале после осколочного ранения от разорвавшейся мины во время подрывных работ на Сухо. Его выписали и кровать занял другой, так что делили этой ночью одну кровать на двоих.

Жизнь пока идет нормально. Вчера проскользнул разговор, как будто обратно меня откомандируют на постоянную службу на Сухо, насколько верные эти разговоры, не могу сказать. Тогда начнется опять скука невыносимая. Здесь все-таки жизнь проходит веселей.

Сейчас иду на дежурство. На фронтах за последнее время тоже имеются успехи на Кубани, на фронтах союзников тоже без изменений. Наша авиация действует активно, бомбить с аэродрома, возле которого я живу, летают каждый день и ночь.

17 мая 1943 г. 17-00 г. Н. Ладога.
Отдыхаю после дежурства. Ночью, в два часа была воздушная тревога, где-то недалеко бросали бомбы, предыдущую ночь тоже самое было. Гул стоял страшный, говорили до 20 самолетов утюжили соседний участок, много сбросили осветительных ракет, вобщем еще ту устроили иллюминацию. Ожидали налет и на Ладогу, но пока не прилетали. А если прилетят, то нашему госпиталю трудно будет уцелеть, так как он расположен возле самого аэродрома, который может подвергнуться бомбардировке в первую очередь..

Утром привезли двух убитых летчиков: капитана и майора, которых я еще принимал. Хорошие люди, по 4 ордена на грудях красовались, а теперь их с жалостью пришлось снимать. Ночью летели куда-то и попали или под бомбежку, или под обстрел, факт тот, что «Дуглас» разбился и много погибло людей (27 человек). Все летчики, капитаны.

После сдачи дежурства еще 5 человек привезли тяжело раненых. Сказали, что всего на борту был 31 человек. Причина катастрофы пока не выяснена, может и вредительство какое, а людей очень жаль,

Ночи сейчас светлые, фрицы обнаглели, часто летают.

На фронтах существенных изменений не происходит, на Кубани бои. Вобщем, конца еще не видно.

21 мая 1943 г. 18-45.
Пишу и слушаю одновременно радио (украинскую передачу, вспоминаю о своей родной Украине и думаю о всех тех бедствиях, которые терпит украинский народ от гитлеровских извергов). Вчера дежурство прошло нормально, но много было всякой волокиты из-за того, что дежурил с одним чурбаном-начмедом, который ни в зуб ногой не может оперировать службой, а как назло нечастный случай – упал летчик с самолетом в озеро. Затребовали у нас машину скорой помощи, пока он выслал с одним шофером, без врача – прошло время, а потом уже выслал другую, с врачем, но там принялись за производство искусственного дыхания и сюда, в госпиталь, привезли уже труп, никакие принятые меры не спасли. Причина падения самолета, как будто порча. Вобщем летный состав что то гибнет часто.

Ночью, с 12 и почти до 3-х была тревога. Фрицы обратно бомбили соседей, летали над Ладогой, батареи окрыли огонь, но прожектора не могут поймать своими лучами ввиду лунной ночи. А они все бросали еще много осветительных ракет, так что светло было, хоть иголки собирай.

Днем сегодня привезли с одной части девушку-радистку, покончившую жизнь самоубийством, которую пришлось мне вскрывать с одним врачем. Хорошая девка, физически здоровая, а почему то не захотела ожидать конца войны. Причина, которая способствовала этой смерти, тоже неизвестна.

Сейчас слушаю последние известия, тоже ничего существенного не произошло на всех фронтах. Что дальше будет, не могу сказать, но все это очень надоело. Хочется уехать на свою родину. Здесь другой климат, которого я терпеть не могу, ночью холодина, вчера даже снег с утра шел. Сегодня теплей стало. Деревья развиваются.

31 мая. 15-19
Началась неспокойная жизнь и для нас. С 26 мая начали бомбить одиночные самолеты «Сухо» и Ладогу. Я ходил на катере за ранеными, привез десять человек.

А 27-го был крупный налет на Ладогу, штук до 35 было, все сбросили бомбы. Много убитых и раненых. Нам пришлось поработать, по двое суток не спали, а потом еще ночью опять бомбежка, пришлось поездить за ранеными. Теперь ежедневно у нас тревоги, фриц делает попытки совершить налет на Ладогу. Вобщем много писать нечего и некогда. Война началась и для нас.

Налетов много днем и ночью. Вот здесь я тоже увидел организацию работы в это время!

http://krasnews.at.ua/publ/rozpovidi_pro_zemljakiv/doli_ljudski/shhodennik_frontovika_den_za_dnem/4-1-0-607

Залишити відповідь

Увійти за допомогою: