Icтopiя ceлищa Угpoїди зa cпoгaдaми Ceмeнa Кyзьмичa Aлфьopoвa

 

14965953.jpg

 

На базарной площади в 1919-1920 годах стояла кирпичная часовня с частью оставшегося кирпичного церковного ограждения. Эта небольшая частичка строений напоминала о том, что это был вход в церковный двор. Но церкви, как таковой, и признаков не было. Вскоре базарная площадь значительно расширила свои размеры, и эти церковные строения были разобраны. Базар в Угроедах собирался каждое воскресенье и был очень многолюдным, на него съезжались и продавцы, и покупатели с Мирополья, Осоевки, Петрушевки, Тимофеевки, Турьи и многих других окрестных сёл.

После революции, в период 1917 – 1920 годов, торговли никакой не было. Жизнь была очень трудная, не хватало самого необходимого: ни керосина, ни спичек, ни мануфактуры. Источником света служили лучины с мазутом или, в лучшем случае, самодельные свечи. Огонь добывали кресалом. Одежду и бельё шили из полотна, которое ткали из конопель.

Выращивали их в больших количествах почти в каждом дворе. В тот период всё было разграблено проходившими через Угроеды войсками Германии, Австрии, генерала Деникина, партизанами и пр. Партизанское движение в 1918 – 1919 г.г. набрало широких размеров, в отрядах партизан воевали многие угроедцы. Колесник Константин Васильевич – после становления Советской власти в селе, жил и работал в Угроедах. Степаненко Павел Антонович – погиб в бою с деникинскими войсками. Рева Константин Фомич – убит на ул. Мачуловка 17 октября 1928 года в возрасте 28 лет на почве личной неприязни, за что его убийцы Рыбалка Макар Михайлович и Рыбалка Андрей Михайлович были осуждены и приговорены к расстрелу.

Осенью 1919 года, отступающие через Угроеды деникинские войска, привезли с собой 12 активистов – работников комнезамов с окрестных и дальних сёл, которых расстреляли за кладбищем на поле. Жители Угроед свезли расстрелянных в часовню, которая была в то время на кладбище. Было объявлено об опознании этих людей, один был опознан женщиной из Мирополья и она его забрала, остальные 11 человек похоронены в братской могиле на старом кладбище.

С конца 1919 года Советская власть в Угроедах была полностью установлена, работал сельский совет, на сахарном заводе была своя милиция. Во главе милиции стоял комиссар Самарыч, который вёл беспощадную войну с бандитизмом, свирепствовавшим в то время в сёлах, и заодно выявлял дезертиров, покинувших свои части и прятавшихся в лесах и хуторах. Угроеды в те годы входили в Покровскую волость. Туда из сахарного завода была протянута через урочище “Прогоню” телефонная линия, по которой поддерживалась связь с угроедской милицией. В 1920 году дезертиры, с помощью молодого заводского электрика Рашевского Степана Павловича, подключились в “Прогоне” к телефонной линии и вызвали Самарыча у волость, а сами сделали засаду в лесу. Когда комиссар Самарыч появился на конной повозке в “Прогоне”, они расстреляли его и сопровождавшего милиционера, а ездовой убежал в лес и остался жив. Комиссара Самарыча и милиционера похоронили в Краснополье на площади.

С приходом в 1921 году новой экономической политики ( НЭП ), жизнь в Угроедах стала налаживаться. Первым открыл торговлю Тимофей Сидорович Озеров с сыновьями Иваном Тимофеевичем и Дмитрием Тимофеевичем. Дом их стоял в том месте, где сейчас памятник погибшим воинам, там же был и магазин. Сразу же появился керосин, спички, мануфактура, селёдка, конфеты и даже некоторый сельхозинвентарь. Товары они доставляли сами, торговлей, в основном, занимался старший сын Иван Тимофеевич. Жили все они в одном доме. В 1925 году построили жилой дом, в котором сейчас почтовое отделение. Туда перешёл жить со своей семьёй Иван Тимофеевич. Пооткрывались и другие мелкие торговые лавки, у Кучменко Андрея на Угроедах и Кислого П.П. на Ряскивке, где продавались спички, табак, папиросы и др. мелочи.

Сельский магазин и до революции был кооперативным и именовался “Общество потребителей”, но при НЭПе он несколько лет не работал, где то с 1924 года стали собирать взносы на паи и организовывать “Потребительское товарищество”, в конце 1925 года магазин снова открылся. Поскольку в то время в Угроедах не было таких людей, что смогли бы обеспечить деятельность этого магазина, то заведующего и продавцов прислали из г. Сумы. 22 декабря 1928 года было совершено вооруженное ограбление магазина, при этом бандиты убили завмага Раповского Гавриила Ефимовича. Таким образом он опять был закрыт на длительное время. В тот год были убиты с целью ограбления жители Угроед: Рыбалка Александр Васильевич в возрасте 19 лет (20.08.1928г.) и Самусь Антон Абакумович в возрасте 46 лет ( 28.08.1928г.). Преступники так и не были найдены, скорее всего, это были не местные.

Земли, принадлежавшие П. И. Харитоненко, были национализированы и подушно раздавались крестьянам. Таким образом крестьянские дворы получали, в зависимости от количества семьи, по 5 – 8 га пашни, вместо 4 – 5 га, что были у них раньше. Одновременно выделялись участки земли под застройку крестьянских дворов. Такие улицы как Притуловка ( ул. Тухачевского), Благодатная и ул. Лермонтова на Окопе, выстроены в период с 1921 по 1925 годы, а до этого там были помещичьи земли.

В связи с образованием в 1923 году Краснопольского района, Покровская волость была упразднена, телефонная линия, которая шла через “Прогоню”, была снята и проведена заново на Краснополье. С 1927 года начато строительство шоссейной дороги Краснополье – Угроеды, к осени 1930 года строительство было окончено.

Остро стоял вопрос образования населения, жители села были, в большинстве не грамотные. До революции в Угроедах была 3-х классная школа, но училось в ней в то время очень мало детей. Особенно мало училось девочек, образование для них считалось не нужным. В первые годы советской власти принято постановление об обязательном начальном 3-х классном образовании всех детей. 3-х классная школа на Селе, в которой учился и я с 1926 года, в 1929 году стала 4-х классной. В ней преподавали три учителя, директор школы Ризван Андрей Семёнович, его жена Ризван Мария Яковлевна и Сомова Мария Викторовна. Привлечением к учёбе угроедских детей занимался директор школы Ризван А.С., который лично беседовал со всеми родителями и требовал, чтобы детей направляли в школу.

Все дети, что жили на Селе, учились в сельской школе. Дети робочих сахарного завода и экономии учились в школе, которая стала 7-классной неполной средней школой в конце 20-х годов и размещалась в доме П.И.Харитоненка в его имении на Совхозе. В 1930-1940 годы там работали: директор школы Доценко Кирил Кузьмич, завуч Поляков Андрей Алексеевич, преподаватель русского языка и литературы Куприянова Нина Александровна, преподаватель украинского языка и литературы Кодацкая Ирина Семёновна, преподаватель немецкого языка Лавриненко Иван Фёдорович, преподаватель арифметики Чирва Наталия Ивановна, преподаватель естествоведения, географии и астрономии Онищенко Ирина Романовна, преподаватель истории, пения и физкультуры Онищенко Даниил Радионович.

Школьники, окончившие школу на Селе, переводились в школу на Совхозе для дальнейшей учёбы.
Зима с 1928г. на 1929г. прошла в постоянных принудительных собраниях крестьян с вопросом об образовании коллективного хозяйства для совместной обработки земли. С большим трудом в 1929 году была создана с/х артель имени окружной газеты “Плуг и Молот”. Весной 1929 года вышла директива Сталина “Головокружение от успехов”, в ней осуджались методы работы по проведению коллективизации, где применялись принудительные меры по вовлечению крестьян в колхозы.

Этой директивой предлагалось только добровольное вступление в коллективное хазяйство и, соответственно, добровольный выход из него. Руководствуясь этой директивой, часть дворов вышли из артели, забрав свой инвентарь, часть остались в хозяйстве, так как им терять было нечего. С завершением колективизации в селе, в том же 1929 году, началось раскулачивание зажиточных семей. Первым был раскулачен торговец Озеров Тимофей Сидорович. Всё имущество было распродано, жилой дом и строения национализированы, семью вывезли из села в Архангельскую область. В доме Тимофея Сидоровича находилась контора артели, а в магазине сделали склад. В доме Ивана Тимофеевича (где сейчас почта) организовали кухню и столовую. После Озеровых приступили к раскулачиванию семей, которых дом был покрыт железом или обложен кирпичём, их имущество реквизировали и продавали, дома отбирали, а семьи вывозили из села в северные области России.

В 1930 году началось строительство в Краснополье 10-ти классной школы, что возле автовокзала и строительство райисполкома (за гастрономом в центре). Для их возведения потребовалось много кирпича, поэтому по всему району собирался кирпич для этих объектов. В Угроедах были разобраны полностью все кирпичные церковные строения на базарной площади и перевезены в Краснополье на автомобилях.

Весной 1930 года была первая коллективная посевная кампания. Она была организована хорошо, посевная прошла с применением агротехнических нормативов и урожайность в артели была значительно выше, чем в частном секторе. Если в частном секторе урожайность зерновых культур была в среднем 12 – 15 цнт с га, то в артели 25 – 30 цнт с га. Но планы хлебозаготовок, которые доводились хазяйству в то время, забирали практически весь убраный хлеб, а когда план выполняли, то давался встречный.

То, что оставалось в артели, по отчётному году раздавалось рабочим на трудодни. В 1931 году на трудодни дали по 200 гр. зерна, такая мизерная оплата труда привела к тому, что зимой с 1932 г. на 1933г. чуствовался недостаток продовольствия у населения. И при таких тяжелых условиях с продовольствием, каждому колхозному двору доводился план сдачи по 5 – 10 кг зерна, а дворам частного сектора (единоличникам) доводилось так называемое “твёрдое задание”. Устанавливалось сдать государству определённое количество зерна ( 20,30,40,50 кг), эту рознарядку назначал сельский совет. Если семья выполняла “твёрдое задание”, то назначался повышенный план заготовок и когда двор не в состоянии выполнить задание, выходила комиссия сельского совета, которая описывала имущество на суму стоимости не сданого государству зерна.

Таким образом зима 1932 года и стала началом голода 1933 года, когда появились пухлые люди. Приближалась весна, нужно было готовиться к посевной. Весь трудоспособный народ к весне был сильно истощённым. Тягловой силой тогда были лошади, тракторов было мало. Поскольку всё зерно вывезли, лошадей всю зиму кормили одной соломой, к весне они вышли такими изнемождёнными, что если ночью лошадь ложилась, то без помощи встать не могла. Поднять её некому, соберутся человек десять, а поставить лошадь на ноги сил не хватает.

С потеплением истощённые люди стали выходить на улицу, появилось больше трупов на дорогах, под дворами, на скамейках и т. д. Сельский совет организовывал сбор трупов и отправку их на кладбище, там их складывали, потом копали общие ямы, скидывали трупы и закапывали кое-как. Тем, кто собирал трупы и закапывал, за каждого человека выдавали по 100 гр. хлеба. В этой работе наиболее отличился Пономарёв Василий Иванович. Некоторые колхозники, видя безвыходность положения, что их дети умирают с голоду, а помочь они ничем не могут, кончали жизнь самоубийством, повесились Козырь Кузьма Иванович на ул. Мачуловка и Рашевский Порфирий Павлович на ул. Ряскивка, оба в 30 – летнем возрасте.

Чтобы как то поправить положение населения, были созданы так называемые “пансионаты” в которых собирались истощённые женщины, их там стригли и подкармливали. В другие “пансионаты” собирались дети, родители которых умерли. В июле рабочие артели, кто остался жив и у кого ещё были силы, вышли в поле, начали косить, молотить им выдавали по 1 кг пшеницы и 200 гр. сахара на каждого работающего, на неработающего давали по 0,5 кг пшеницы и по 100 гр. сахара. Люди варили эту пшеницу с сахаром и кушали, силы их стали востанавливаться, так к концу лета 1933 года с голодом было покончено. Осенью 1933 года по отчётному году выдали рабочим на трудодни, по 1,2 кг. пшеницы. С 1 января 1935 года была свободная продажа хлеба в магазинах. В 1935 году с/х артель им. Сумской окружной газеты “Плуг и молот” была реорганизована. На базе артели созданы два колхоза – “Коммунист” и “Большевик”. Председателем колхоза “Большевик” стал Прокопенко Александр Кузьмич, а председателем колхоза “Коммунист” стал Хмелев Василий Фёдорович.

После голодовки и раскулачивания много домов в Угроедах оказались опустевшими. В 1934 году был организован набор переселенцев с Золотухинского района Курской области. Переселенцам бесплатно выделялись пустующие дома с приусадебными участками земли и оказывалась материальная помощь в обзаведении хозяйством. Работали они все в колхозах, так как рабочей силы катастрофически не хватало после голода. Но к 1940 году большая часть переселенцев уехали на родину, осталось их в Угроедах всего несколько семей.

Угроедский сельский совет в те годы имел большое влияние в селе. Ему полностью подчинялись руководители заводов и колхозов. На сессиях сельского совета постоянно заслушивали директоров сахарного завода и Михайловского керамического завода о их работе и помощи селу. Наумовский спиртовый завод тогда относился к Тимофеевскому сельсовету. На бюджете сельского совета находились все школы и детские сады заводов, персоналу которых сельский совет выплачивал заработную плату.

Председателем сельского совета с 1934 года был Синяговский Афанасий Степанович, боевой и талантливый руководитель. К сожалению он погиб на войне в январе 1942 года. Секретарём в то время был Гольцев Василий Иванович, в 1935 году он был арестован. Но в связи с началом войны освобождён и направлен на фронт, пропал безвести в декабрь 1943 года. С ноября 1935 года секретарём сельского совета назначили меня, где я проработал до ухода в армию 30 октября 1936 года. С этого года я в Угроедах не проживал.

В армии я окончил военное училище, до войны имел офицерское звание. С началом войны направлен на фронт 18 июля 1941 года и до конца войны. Дважды был ранен и один раз контужен (подорвался на противотанковой мине ). Всю войну прослужил в воздушно-десантных войсках. Учавствовал в боях по разгрому немецких войск под Москвой в 1941-1942 годах, с 1943 года воевал на Курской дуге, освобождал со своей частью Белгород и Харьков. После освобождения города Харькова, в августе 1943 года посчастливилось заехать на три дня на родину, в Угроеды. Потом освобождали Полтаву и Кременчуг, дважды форсировал реку Днепр в 1943 году. Учавствовал в боях по ликвидации Корсунь-Шевченковской и Ясско-Кишинёвской группировок немецких войск. Освобождал города Европы, столицу Венгрии – Будапешт и столицу Австрии – Вену, где и встретил Победу 9 мая 1945 года. До конца 1946 года находился в Австрии, откуда дивизия была передислоцирована в Полтаву, здесь я продолжил службу, а потом ушёл в отставку. Поскольку в Полтаве мне выделили квартиру, так и остался там жить после демобилизации.

68336541.jpg

Я всегда с благодарностью и любовью вспоминаю родное село Угроеды, школьных моих товарищей, дорогих наших преподавателей, которые давали всем нам образование и вывели нас в люди. Светлой и доброй памятью вспоминаю о замечательных людях, кого я знал по работе в артели и в сельском совете. Хотя многих из них уже нет в живых, при каждом посещении Угроед я обязательно хожу на наше сельское кладбище и отдаю свой долг светлой памяти моим дорогим землякам-труженикам.
14.10.1999г.

Спогади С. К. Алфьорова (27.04.1915р. – 26.02.2008р) газеті надав місцевий краєзнавець Олег БУДКО,
якому ми щиро вдячні.

http://krasnews.at.ua/load/istorichni_narisi/istorija_selishha_ugrojidi_za_spogadami_semena_kuzmicha_alforova/2-1-0-108
Джерело: Краснопілля 04_kray_logo
Поділитися цим:
Loading Likes...

Залишити відповідь

Увійти за допомогою: